Rambler's Top100
Rambler's Top100
 
Радость первых успехов

Первым героем этого дня пришлось стать мне. Я не только собрался отвезти измученного затяжным бездельем пса на притравку, но и сумел уговорить свою супругу отправиться вместе с нами.

Еще накануне все планы были на грани срыва, так как в среду я вернулся с работы с температурой за 38. Все мои слова о предстоящей операции под кодовым названием «Енот» воспринимались исключительно как бред тяжелобольного. Но девиз «Фоксы — forever!» делает чудеса. И уже вчера вечером я уверенно заявлял, что поездка неизбежна. Наташка молча кивала, но ехать с нами категорически отказывалась, несмотря на все мои уговоры. И вот сегодня я просыпаюсь по будильнику в 9 утра. Фокстерьер уже вовсю пасется у кровати. Увидел, что я уже не сплю, и тут же принял свое любимое полудиванное положение. Погладил я его чуть-чуть, почесал за ухом и так немного таинственно прошептал волшебную фразу:

— Рекс! Дачка!

Собака резко вскинула голову, настороженно повела ушами и недоверчиво посмотрела на меня, мол, ты не врешь, действительно будет дачка?

— Да, Рекс! Дачка! Дачка!

В ответ пес бросается в коридор и с заливистым лаем начинает радостно прыгать возле поводка. Тут подает голос супруга:

— Рекс! Он тебя обманывает. Мы едем не на дачку, мы едем на нору.

«Мы» и «на нору» в данной ситуации прозвучало весьма показательно. Впрочем, зверя вполне устраивал такой вариант. Главное куда-нибудь уехать из этого душного и противного дома, в котором собаке надоело сидеть целыми днями.

Сборы прошли стремительно, так как с каждой секундой ожидания Рекс шизовал все сильнее и сильнее. Восторг по поводу наших совместных сборов был просто неописуемым. Я уже давно заметил, что если кто-то один из нас идет гулять с псом, то он просто безумно этому рад, но если мы идем гулять с ним вдвоем, то этот восторг просто удесятеряется. Вот и в этот раз он непрестанно устраивал на истерики. Сначала в маршрутке, затем не хотел лезть в рюкзак, потом скулил в метро, потом на улице, затем в следующей маршрутке, а в довершении всего закатил концерт прямо на автобусной остановке. Кидался на каждый проходящий автобус, дескать, что вы тут стоите, если надо ехать, то поехали хоть на чем-нибудь.

Перед самым отправлением автобуса появился боевой Тараскин со своим семейством. После тримминга он стал просто красавцем. Шерсть его уже не выглядела желтоватой, а блеклые черные и рыжие пятна приобрели гораздо более яркий оттенок. Стройненький, красивый, помолодевший он как и в прошлый раз без лишних слов попытался сразу напасть на Рекса. К чему, мол, церемонии, мы уже знакомы, вас можно просто цапнуть за бок по старой дружбе. Ответом ему был яростнейший лай Рекса, и последующее разведение псов по разным углам.

Дорога на автобусе прошла не менее скандально. Собака все время пыталась выйти на каждой остановке, все время лезла ко мне на колени, чтобы лучше видеть, что происходит на свете и за окном. Вобщем, мы, конечно, люди привыкшие к таким собачьим шизовкам, но в это утро Рекс превзошел сам себя. В отличие от него Тараскин мирно сидел на коленях в своих хозяев. Ни к чему, дескать, такому взрослому и солидному псу такая детская, по его мнению, суета.

От конечной остановки автобуса до притравки надо идти примерно двадцать минут. И все это время не смолкал собачий лай. Только теперь уже Рекс все время пытался заводиться, но Тараскин тут же показывал ему, что его может ждать, если хозяева будут невнимательны и не станут верно соблюдать дистанцию. Не обошлось и без традиционного собачьего «фехтования на кустах». По дороге нас жестоко обогнали сразу три машины с таксами. Из-за чего очередь на енота заметно возросла.

Погодка была для нас в общем и целом благоприятной. Мороз 10-13 градусов, но зато абсолютно без ветра. Все деревья покрылись серебристым инеем, а елки и сосны были просто седые. Из избушки лесника дым стоял столбом. Приедь мы сюда завтра, то совсем бы закоченели от холода.

Очередь была довольно большой и состояла практически из одних такс. И каких! Тут и черные гладкие, и коричневые длинношерстные, и жесткошерстные, и крупные, и карликовые. И все рабочие! В момент нашего прихода в норе работал красивейший черный гладкий такс. Он гонялся по норе со стремительной скоростью, решительно нападал на енота, хватал его хваткой. После работы его закрыли в соседней вольере, так он, бедняга, слыша работу других такс, визг енота, шум и крики возле норы, вставал на задние лапы, поднимал вой и даже пытался перегрызть стальную решетку. Как только у него язык не прилип к ней на таком-то морозе! Видя это, хозяева попытались одеть на него намордник. Но он не сдался! Продолжал свои попытки прорваться к месту битвы. Потом я слышал, как один охотник буквально с благоговением говорил о нем, мол, это та самая знаменитая собака, о которой я столько всего слышал, но увидел впервые.

Кроме такс и двух наших бандитов присутствовали еще две фоксячьих девчонки. Одна гладкая, а другая жесткая. Жесткая была просто писаная красавица. Ушки смотрят строго в уголки глаз, спинка ровненькая, лапки — идеальные столбики, хвостик прямой, самая стройная. Красота нечеловеческая! И держала она себя с подобающим достоинством. До лая не опускалась и всех псов, в том числе и нашего, от себя гоняла.

А уж как из-за нее Рекс с Тарасом перелаивались, хоть уши затыкай! Впрочем, если проводить конкурс на самый громкий и звонкий лай, то Рекс переплюнул бы всех собак на этой притравке вместе взятых. Вот уж голосище! Всех перелаивал. Народ аж в сторону отходил, так у него уши закладывало. Наташка все переживала, что он сейчас весь свой запал выплеснет, и на енота у него не останется сил.

Другая девица была тоже красива, но, на мой взгляд, чересчур перекормлена. Она с огромной радостью прыгала всем людям на встречу и, вместе с тем, была достаточно строга по отношению к Рексу. Ему даже несколько раз от нее досталось в виде укусов за морду. Ее привели на первую притравку, и, надо сказать, у нее хорошо пошла работа. Она без лишних раскачиваний облаяла енота и погналась за ним в нору.

Ожидание на морозе — не самое приятное дело для только что отриммингованных собак. Большая часть псов была в комбинезончиках. Тарасу одели маленький детский джемперочик, а у нас ничего подходящего не было. Прямо перед выходом мы успели прихватить с собой старый наташкин свитер. Попытка одеть его на Рекса превратила собаку в пугало. Во-первых, этот свитерок был, естественно, слишком широк для пса, и болтался на нем, как балахон. Пришлось завязать на спине огромный дурацкий узел. Во-вторых, рукава, в которые мы с трудом запихнули передние лапы, оказались слишком длинными. Но с этим было уже проще. Я достал свой «охотничий» нож и обрезал их прямо на собаке. Вид стал лучше, но не намного. Впрочем, на таком морозе все средства хороши.

По мере того как на норе работали таксы, Тараскин заводился все больше и больше. Дух охоты полностью завладел этим псом. Он уселся у забора и стал петь боевую песню. Просто сказка, а не зрелище! Более того, он постоянно открывал лапой дверь в нору и пытался туда войти. Хорошо что там было две двери, а то бы он точно прорвался бы туда.

Мой же пес вел себя так же как и в первый раз. Постоянно переругивался с Тарасом и пытался приударить за обоими девчонками одновременно и с каждой по очереди. Удивительно, но факт, все таксы не вызвали у него никаких эмоций. Реагировал только на своих сопородников и сопородниц. Правда, когда Тараскин уже бегал по норе, то у него, как мне показалось, что-то в душе шевельнулось. По крайней мере, он несколько раз привставал на задние лапы и внимательно присматривался и принюхивался к тому, что происходит за забором.

Тарас, на мой взгляд, отработал в этот день просто замечательно. Только ему показали енота, как он тут же бросился за ним в нору. Ползти там ему тяжеловато, особенно в одном крутом перегибе. Все-таки размеры сказываются. Тем не менее, подбадриваемый хозяевами и нормастером он дважды прошел всю П-эшку, вошел в котел с енотом и взял его хваткой.

Дальше наступила наша очередь. Зашли мы в вольеру для новичков, привели нам енота, выпустили его, и тут Рекс, неожиданно для меня самого, бросился на него с лаем! Енот огрызнулся, и нам сразу стало страшно. Рекс опять отбежал в дальний угол. Я быстренько его поймал и снова поставил против зверя. В прошлый раз на этом все и закончилось, но сейчас Рекс повел себя иначе. Он пристроился в самом безопасном для себя месте, то есть прямо возле моих ног, уперся в меня своей задницей и стал оттуда облаивать ужасного енота. Да еще как яростно! Я тут же стал его хвалить, подбадривать:

— Молодец! Голос! Взять! Взять! Голос!

Тут еще нормастер Женя присоединилась. Процесс худо-бедно пошел. Через какое-то время запал у пса прошел, и он снова убежал в угол. Тут нормастер Женя одела на енота петлю и стала возить его прямо перед нашим носом. Эта игра Рексу понравилась еще больше. Он уже не только лаял, но даже несколько раз пытался схватить енота за хвост, а когда того провели слишком близко перед нами, то даже сделал попытку цапнуть того за горло. Правда, стоило еноту на нас огрызнуться и показать зубы, как наш напор стал угасать, а затем и вовсе потух. Впрочем, по сравнению с прошлой поездкой это был разительный контраст. Я взял зверя на руки, и мы его стали на пару расхваливать на все лады.

В нору нас пока пускать не стали, мы пока еще недостаточно злобно себя ведем. Да и Женя сказала, что собаки в большом возрасте долго втягиваются в работу. Тут надо просто терпение проявить, и регулярно возить зверя на притравку, чтобы он привыкал к настоящей фоксячьей работе.

Вышел я из загона весь такой довольный, преисполненный гордости за себя и за свою собаку. Хоть какие-то успехи уже достигнуты. Глядишь, дальше будет лучше.

После этого мы сразу побежали на автобус, так как за время ожидания достаточно подмерзли. А боевой Тараскин остался облаивать кабана. Мы же решили, что нам на сегодня хватит впечатлений.

Собака же была явно не согласна с нашей точкой зрения и все время пыталась нас остановить. Никак не хотелось ему уходить с этого замечательного места. А уж как он был доволен! Наглая и довольная улыбка еще долго не сходила с его обледеневшей морды.

Впрочем, предел есть даже у бешеных фоксов. Через полчаса пешей дороги весь пар из него вышел, и зверь уже тихо, смирно и покорно побрел с нами до дома. Уже не было у него сил ругаться с нами в машине, которая нас подобрала, он спокойно залез в рюкзак, молча проехал в метро и на маршрутке. А дома, вяло сожрав несколько кусочков каши, упал на место, где и лежал несколько часов без какого-либо движения, отбросив все четыре лапы.

Зато теперь уже не покричишь на него, если он вдруг будет беспричинно лаять, мол, ты бы так енота облаивал. У Рекса обязательно найдется, чем мне ответить.

(13 декабря 2002)


Данный сайт является личной страничкой фокстерьера Рекса и его хозяина.
Все вопросы, пожелания и предложения отправляйте по адресу: postmaster@foxterrier.ru
Copyright © 2001, 2002 Ласточкин А.Г. (AKA Perepil)